ВГИИК провел творческую встречу  студентов со знаменитым писателем и сценаристом Ильей Бояшовым.  В рамках фестиваля "Сталинградская сирень" состоялся мастер-класс И. Бояшова. 

 

 

«Белый тигр» - так называется нашумевший фильм Карена Шахназарова, поставленный по повести Ильи  Бояшова  «Танкист, или «Белый тигр».  Писатель с «брегов Невы», лауреат премии «Национальный бестселлер», отвергнув десяток других предложений,  впервые приехал в Волгоград  для участия в третьем  международном кинофоруме «Сталинградская сирень».

 

Когда Бояшова представляют и говорят «…у нас в гостях знаменитый писатель», он  неизменно иронично улыбается, испытывая  неловкость. Так и, кажется, сейчас скажет: «Да бросьте вы, до знаменитого мне еще писать и писать!» Во всяком случае, так было в Волгограде.

 

- В свое время я увлекался историей, конечно же, изучал Сталинградскую битву, знаю, как выглядит Дом Павлова, площадь Павших Борцов, элеватор, но в Волгоград приехал  первый раз в жизни. Я всегда мечтал побывать здесь, в том месте, где воевал мой отец, где коренным образом  изменился ход войны.  Эта поездка для меня просто подарок судьбы,- говорит о встрече с нашим городом  мастер.

 

? Илья, вам не обидно, что вас все время спрашивают только про «Белого тигра»? Не боитесь стать писателем одной книги?

 

- Не боюсь. От человека, как правило, мало что зависит. Что, например, в массовом сознании осталось от Бродского? – «На Васильевский остров я приду умирать». От Маяковского тоже какая-то строка, от Шолохова «Тихий Дон»…Так что сплошь и рядом такое бывает.

 

? Как рождался сюжет книги про дуэль  русского танкиста и немецкого танка?

 

- Литература оперирует двумя понятиями - добро и зло. Остается только придумать некие символы этой вечной войны. Я никаких угрызений совести не испытываю, когда беру все это из мировой литературы. Еще Горький сказал, что в литературе всего четыре сюжета, все остальное передел. Я оттолкнулся от Мелвилла «Моби Дик или белый кит», где сумашедший капитан гоняется за инфернальным чудовищем - белым китом. Точно также мой простой русский солдат сходится в поединке с механизмом.

 

? Говорят, первое возражение, какое  слышит покушающийся на войну писатель, это «Ну как вы, молодой человек, можете писать о том, чего не видели!?» Отсюда вопрос - что делать людям, пишущим о времени, которому они не очевидцы?

 

- Знаете, большое видится на расстоянии. Например, «Войну и мир» создал человек, не бывший там. Больше того, он написал эпопею, по которой судят о всей войне 1812 года! Когда имеешь дело с огромным количеством источников, в глаза бросается их противоречивость. История, на мой взгляд, вообще не наука, это идеология, она всегда стояла и будет стоять на службе у государства. Государство должно создавать миф, с него оно начинается и им заканчивается. И это нормально. То есть всегда как бы две истории - одна документальная, официальная, «для отчетов», другая та, что осталась за рамками бумаг и о чем говорили люди. Через 70 лет многое открылось, мы имеем возможность это все переосмыслить и использовать для создания новых произведений.

Много дают живые встречи с фронтовиками. Кстати, у обожженного танкиста в «Белом тигре» есть реальный прототип. В военно-исторический музей, где я долгое время работал, часто приходил человек, лицо которого представляло сплошную обгоревшую плоскость, были ампутированы конечности, казалось странным, что при такой степени ожога можно было выжить! Но он не только остался жив, но еще поражал силой духа и оптимизма.

 

? Как вы сотрудничали с Шахназаровым? Каким вам видится участие писателя и сценариста в фильме?

 

- Я люблю Шахназарова, он близок мне, потому что мистик. Глупо влезать в дело профессионала,  особенно если в этом деле ничего не смыслишь. Я готов часами смотреть, как делается кино, но никогда не сделаю ни единого замечания. Каждый художник имеет право на свое видение, и если при этом он отталкивается от моего произведения, я только рад. Фильм, на мой взгляд, Карен снял достойный.

 

? Фильм в самом деле всем хорош, но многим не хватило любовной линии.

- Ну не умею я этого - писать про любовь! И потом, намного сложнее суметь заинтересовать читателя  «бесчувственным» материалом.

 

? Вы 18 лет преподавали историю. Часто ли студенты ее перевирают, и как вы на это реагируете?

 

- Студенты есть студенты. Полет фантазии сопровождает их все время. Но дело в том, что смысл обучения заключается в умении самостоятельно мыслить. Пусть человек не владеет фактурой,  но на основе предложенного материала умеет сделать собственный вывод - ему большой плюс. Когда я это видел, студент получал зачет. Самое анекдотичное на экзаменах, наверное, когда приходит студент и клянчит «ну поставьте мне три!» Мне сразу вспоминался Чуковский: «И ответил людоед - нет!» Просящий сникал, приходил два, три раза, но к нашему пятому «свиданию» все же давал приемлемый ответ.

 

? Существует литературный сюжет, на который можно поймать любого читателя?

 

- Думаю, да. Один из них - роман  Пьюзо «Крестный отец». Это книга всех времен и народов. Кстати, недавно я узнал потрясающую вещь. Обычно автора укоряли в связи с мафией, считали, что он сам чуть ли не мафиози. Оказалось, что свой роман Пьюзо написал, случайно подслушав в туалете в Лас-Вегасе разговор двух гангстеров. Причем писатель сидел в соседней кабинке и дрожал от страха, что его прихлопнут. А потом подумал, почему бы и нет?! И создал уникальную вещь, которой мы верим от первой до последней страницы.

 

? Что посоветуете нашим читателям в год литературы?

 

 

- Меня потряс роман «Мастер игры в го» японского писателя Кавабаты, лауреата Нобелевской премии. Советую прочитать всем, мудрая неповторимая книга о жизни.